• Цена на бензин Аи92 41.8 руб за литр


    Люди, которые видят свой путь глазами четвероногих компаньонов. Что значит иметь собаку-поводыря

    Автор: 31.10.2019 34
    Фото: goodfon.ru

  • На учете в Тамбовской областной организации Всероссийского общества слепых состоят две тысячи человек. И только пять из них имеют собаку-проводника. С одной стороны такой компаньон помогает передвигаться по городу самостоятельно, а что же с другой? «Тамбовский репортер» выясняет.

    Сергей и Зольдер

    Своего пса по кличке Зольдер Сергей получил в феврале этого года в школе подготовки собак-проводников «Купавна», которая находится в подмосковной Балашихе.

    «Одиннадцать дней мы проходили совместное обучение. Там построен импровизированный городок с всевозможными препятствиями, которые могут встретиться в обычной жизни. Например, верхние препятствия, которые находятся над головой или на уровне груди. Они самые трудные для перемещения с собакой. Ну и автобусы, в которые нужно войти и сесть. Это тоже нужно было отработать до автоматизма», — поясняет Сергей.

    На вопрос – сразу ли удалось найти контакт с собакой отвечает:

    «Не в моем случае. Немножко дольше пришлось передавать его мне от инструктора. Тут зависит от породы. Овчарка сложна тем, что привыкает к одному человеку, в данном случае к инструктору. Поэтому были такие моменты, когда Зольдер не слушался, не хотел выполнять мои команды. Но потом все пошло хорошо».

    Собака совсем молодая, всего два года – играть бы да играть, а Зольдеру приходится быть дисциплинированным и послушным.

    Сергей считает, что передвижение с собакой-поводырем дает ему практически полную независимость. Только нужно привыкнуть к этому – адаптироваться и можно ходить без помощи зрячих людей:

    «Есть, конечно, куча технических средств, которые помогают передвигаться, но на них надёжа не та. А собаке доверяешь».

    Сергей говорит, что собака-проводник – это не только помощник, но и друг. С ним невозможно долго пребывать в плохом настроении, потому что надо и погулять, и поиграть, ведь у собаки должна быть нагрузка, особенно когда она молодая и энергичная.

    «Неплохо для общего развития еще чему-то параллельно его учить, например, ходить «змейкой». Но такое нам удается пока только с лакомством, потому что Зольдеру больше хочется играть».

    Ума и Бренда

    Бренда – четырехлетний лабрадор. Вместе с хозяйкой Умой живет с 2017 года. Ее воспитали в другом подмосковном центре с более развернутым обучением, которое проходило не только вокруг самого центра, но и в городе: метро, автобусы. Поэтому у Умы больше опыта в преодолении самых разных препятствий.

    «Обучение нам давалось нелегко. Первые три дня Бренда норовила сбежать. Но инструктор говорил мне держать спину прямо и доверять собаке. А я думала, сейчас как врежусь во что-то! Но потом все наладилось. Хотелось бы все наладить еще и с людьми на улице. Они не понимают, что собака работает. Владельцы на прогулке подпускают к Бренде своих собак – мол, пусть понюхает. А она может, дернуть. Я уже падала из-за этого не раз. Когда пытаешься объяснить, люди или обижаются, или грубят», — сетует Ума.

    На этом стоит остановиться подробнее. Поводырь – это не просто собака-компаньон. Рядом со своим хозяином на улице или в магазине она постоянно в рабочем состоянии: следит за препятствиями и маршрутом передвижения. В это время никто не должен ее отвлекать собаками или просьбами погладить. Таких собак не должен гладить никто посторонний, как бы этого не хотелось вам или вашему ребенку. В обществе слепых «Тамбовский репортер» очень просили донести это до обычных людей.

    На вопрос – нет ли проблем с посещением магазинов – Ума отвечает отрицательно:

    «В частности, в гипермаркетах — могу только сказать спасибо. Всегда спрашивают нужна ли помощь, объясняют другим покупателям, которые возмущаются, что такие собаки имеют право ходить по магазину. А вот в поликлиниках или на улице мамочки часто пугают своих детей при виде того, что моя собака в наморднике, говорят, что злая. А я надеваю ей намордник, потому что, во-первых, положено по закону, а во-вторых, не хочу, чтобы она что-то подобрала с земли и отравилась. А так она не кусается, у меня у самой дома ребенок».

    Как происходит взаимодействие слепого хозяина и собаки? Да очень просто – Ума задает Бренде ориентир, например, «Европа». И собака аккуратно ведет хозяйку до дверей гипермаркета, потом ждет, давая ощупать тростью порожек, и ведет дальше до самых колясок. По словам Умы, Бренда очень любит магазины, за это ее в шутку называют шопоголиком.

    Отметим, такие собаки тяжело переживают разлуку со своим партнером. Та же Бренда по словам хозяйки, когда она лежала в больнице, отказывалась от еды и питься и поскуливала.

    «Она всегда чувствует мое состояние. Если мне плохо, она просто лежит рядом, не пытаясь играть, или зовет домашних мне на помощь. Кто она для меня? Да, наверное, все. Я настолько чувствую с ней себя комфортно, знаю, что она меня никуда не заведет – всегда обводит люки и лужи.

    Екатерина и Арина

    С черным лабрадором по кличке Арина Катя сдружилась быстро. И сейчас собаке уже 11 лет.

    «Лабрадоры в большинстве своем собаки открытые. А Арина особенно – ко всем ластится, словно кошка. Очень любит, когда ее гладят. С этим, конечно, большие проблемы. Ведь поглаживание собак-проводников – это поощрение за хорошо выполненную работу, например, обвела бордюр. Если их будут трогать все окружающие, то собака естественно начнет разбалтываться. Вот у меня первое время были такие проблемы. Я стеснялась говорить людям, что собаку не надо гладить. В результате ее гладили, у нее появлялся новый друг и Арина шла за ним, сбивалась с маршрута».

    Екатерина призналась, что часто пользуется такси и сталкивается с тем, что с собакой не сажают в машину. Есть, конечно, таксисты, которые понимают, что такое собака-проводник. А есть и те, для кого это просто собака. По словам Кати, некоторые при виде собаки разворачиваются и уезжают. А если предупредить заранее при вызове – все шансы, что просто откажут в услуге.

    «Когда я напоминала, что по закону мне не могут отказать, ведь собака является техническим средством реабилитации, как та же коляска. Тогда мне перезванивали через несколько минут и сообщали, что свободных машин нет».

    Отметим, что собаки-проводники никогда не садятся на сидения автомобиля, они приучены сидеть на полу у ног хозяина, так что водители зря беспокоятся на этот счет.

    Мы поинтересовались, с какими еще проблемами сталкивается в городе незрячий человек. На что Екатерина сказала, что не всегда в общественном транспорте объявляют остановки. Да, в Тамбове в основном весь общественный транспорт оборудован звуковыми приставками, которые объявляют остановки. Но по словам Кати, звук часто заглушает шум, а иногда они просто выключены.

    «Было такое, что просила кондуктора предупредить меня о нужной остановке. Мне обещали, но несколько раз я доезжала до конечной. После чего мне говорили – девушка, выходите. Может быть, загруженность или просто человеческий фактор».

    Как призналась Катя, самые большие проблемы наступают с возрастом собаки, когда она начинает стареть, и появляются проблемы со здоровьем. О чем совсем не думаешь во время получения собаки.

    У Арины сейчас проблемы с уставами, ей тяжело ходить, она передвигается медленнее. Требуется большое количество лекарств, а это очень дорого. На вопрос – будет ли следующая собака – Екатерина отвечает — нет.

    «Это очень тяжело в моральном плате. У Арины проблемы со здоровьем начались где-то с 8-9 лет. Ты понимаешь, что собаке нужно как-то помогать. Но у нас все-таки ветеринария развита недостаточно. Прописывают какие-то таблетки и уколы, но это почти не помогает»

    И все-таки все наши собеседники признались, что с собакой передвигаться проще, чем с одной тростью, когда нужно самому контролировать все бордюры и лужи.

    «Не все можно нащупать тростью, легко споткнуться. Собака же ведет. Может быть, через несколько лет я и передумаю, но пока я не готова к новой собаке», — призналась Катя.

    Не забыты государством

    На вопрос – почему так мало незрячих людей берут себе в помощь собак – нам ответила и ведущий специалист по реабилитации ТОО Всероссийского общества слепых Ольга Аристова:

    «Это достаточно сложно даже для зрячего человека, ни то, что для слепого человека. Собака требует ухода. Ее нужно кормить. Возьмем для примера собаку Сергея – это овчарка, она требует нагрузки. Этим надо заниматься. Не каждый готов заставить себя минимум два раза в день пойти на улицу выгуливать собаку в любую погоду. Ведь чтобы не терять своего здоровья ей нужно много двигаться».

    Между прочим, обучение одной собаки-поводыря федеральному бюджету обходится в полтора миллиона рублей. Это только до того момента, когда в школу приедет слепой, чтобы ее забрать. Кроме того, они в течение двух недель проходят совместное обучение, привыкают друг к другу. Затем заключается договор. И дальше за собакой осуществляется определенный контроль, хорошо ли ее содержат, правильно ли ей пользуются. Кроме того, на содержание собаки выделяется 22 тысячи в год.

    «Я работаю в этой организации недолго — всего девять месяцев и уже дважды проходила курсы. Я раньше и не подозревала, сколько средств государство выделяет для слепых. Есть курсы полугодовые с профобучением, где человек в течение этого времени живет, получает профессиональную подготовку, его кормят – это все за бюджетные средства. Плюс культурная реабилитация, физическая – те же занятия в бассейне, в спортзалах. С ними занимаются специалисты», — говорит Ольга Аристова.

    Есть несколько центров по стране. Культурно-спортивный, реабилитационный комплекс в Москве, еще есть институт реабилитации и компенсации, где слепые проходят первичную или профессиональную реабилитацию. В том числе есть курсы по обучению пользованию различными техническими средствами: компьютерами, говорящими телефонами, тифлофлешплеерами. Есть специальная программа «Невизуальная доступность сенсорных устройств».

    «У нас много ребят прошли такое обучение в Москве, и теперь здесь сами обучают всех желающих. В основном это, конечно, молодежь».

    А доступна ли среда?

    И в Тамбове, и в области работают программы по доступной среде. Многое делается в этом направлении, но и на многое средств все-таки не хватает.

    Очень мало где в городе правильно оформлены пути передвижения для слепых. К приему таких людей готовы социальные объекты – больницы, пенсионный фонд. Там, по словам Ольги Яковлевны, правильно оформлены входные группы – положена плитка с неровностями, есть желтые полосы для слабовидящих людей. Ведь ярко-желтый или ярко-оранжевый – это последние цвета, которые различает человек с остатками зрения.

    Если касаться «говорящего города», то, к сожалению, не все пешеходные переходы оборудованы звуковыми сигналами, не всегда объявляют остановки в транспорте.

    «На самом деле в автобусе просто обязаны объявлять остановки без всяких просьб от пассажиров. К сожалению, это не так».

    А еще незрячим гражданам не хватает звуковых приставок на остановках или в автобусах, которые объявляли бы о прибытии транспорта, называя его номер.

    Правда, сейчас есть специальные приложения в гаджетах, которые сообщают о подъехавшем транспорте. Но только представьте, что у человека в одной руке трость, в другой собака-поводырь, а еще ребенок, сумка… Тут уже не до гаджета.

    Поделиться в соц. сетях
    Share on Facebook
    Facebook
    Share on VK
    VK
    Tweet about this on Twitter
    Twitter
    Email this to someone
    email
    Print this page
    Print